Русский Черный Терьер-KGB dog, it is very serios!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Русский Черный Терьер-KGB dog, it is very serios! » Стихи, Искусство, Поделки » Собачья история древности


Собачья история древности

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Древний Египет

Ученые считают, что культ животных в Египте развился на тотемической основе. Была в их числе и собака. Поначалу она была локальным божеством. После объединения Египта многие локальные божества утратили свое значение, другие (если ном был могуч, подчинял другие номы) превратились в общенациональные. Из локального божества собака превратилась в общеегипетское божество - Анубиса. По поверьям древних египтян собака - важнейший элемент в заупокойном культе усопших. Она - страж преисподней и спутник загробного существования душ. В Египте бог мертвых Анубис представлялся жителям древней страны в виде человека с головой собаки или шакала (иногда просто в виде шакала или собаки, на первых этапах развития культуры, когда еще силен был зооморфизм). Он сопровождал души усопших в зал судилища, где взвешивались их сердца (символ души) на специальных весах, уравновешенных истиной. Анубису отводилась значительная роль в погребальном ритуале; одной из его важнейших функций была подготовка тела покойного к бальзамированию и превращению его в мумию. Культ Анубиса в Египте намного древнее почитания Осириса и возможно он послужил основой для формирования представлений о шумерской собакоголовой богине Бау. Анубис в иероглифах часто писался как "Ан-пу", возможно, здесь указывалось на происхождение отца Бау, шумерского бога Ан. Сириус - Звездный Пес - отождествлялся с шакалоглавым Анубисом, сыном Осириса (по другим версиям мифа - Ра). Считается, что Анубис сторожит и охраняет богов, как собаки охраняют людей, его имя означает "Стоящий впереди чертога Богов". По другим вариациям египетских мифов, Сотис (или Сопдет, Септет) - богиня звезды Сириус, также покровительница умерших, она часто отождествлялась с самой Изидой (в частности, по одной из легенд, Изида зачала Гора в образе звезды Сотис) - празднование Изиды довольно часто совершалось с празднованием восхода Сириуса, на этих празднованиях впереди колесницы Изиды несли изображение собак, или даже вели живых собак. Изображения Анубиса сохранились на стенах погребальных камер и гробниц. Статуя этого бога украшала храм Изиды и Озириса, гробницы в катакомбах Ком-Эль-Шугафа, являющихся одним из известных мест древнейших погребений в Александрии. Анубис тесно связан с некрополем в Фивах, одном из крупнейших городов и культурных центров Древнего Египта, на печати которого изображался лежащий над девятью пленниками шакал. Центром культа Анубиса считался Кинополь - "город собаки". И если кто из жителей других городов убивал собаку из Кинополя, то это считалось достаточным поводом для объявления войны. Дополнительно можно отметить и тот факт, что обязанности палача в Древнем Египте исполнял жрец в маске Анубиса. В Древнем Египте собак обожествляли подобно многим другим животным. На изображениях в гробницах нередко встречается порода близкая современной фараоновой собаке. Собака вообще пользовалась особой любовью у египтян. Геродот рассказывал, что когда в семье египтянина умирала собака, то все домочадцы погружались в глубокий траур и в соответствии с тогдашним обычаем брили головы и длительное время не прикасались к еде. Тело умершей собаки бальзамировали и торжественно хоронили на специальном кладбище. (Эти кладбища существовали, чуть ли не в каждом городе.) Участники траурной процессии горько плакали и причитали, как это бывает при кончине близкого человека... Трупы собак мумифицировались, но мумии эти все же довольно редки, их гораздо меньше кошачьих. В египетском фольклоре, собаки также играли роль, хотя и небольшую. Не исключено, что роль собаки в заупокойном культе египтян заимствована у более древней цивилизации. Новейшие результаты исследованийдревненубийской культуре Керма, существовавшие на севере нынешнего Судана, показывают, что около 4 тыс. лет назад рядом с государством фараонов в долине Нила процветала независимая цивилизация, соперничавшая с могущественными северными соседями. В эпоху Нового царства Нубия была завоевана египтянами. Но к этому времени ее самобытная культура уже испытывала влияние египетской, и следы древней цивилизации затерялись во тьме веков. В захоронениях культуры Керма археологи обнаружили хорошо сохранившуюся могилу женщины. В ее правой руке - палка, рядом - веер из страусовых перьев, по левую руку, лежал маленький кожаный кошелек , а у ног молодая собака рыжей масти.

0

2

Месопотамия

Вавилонское царство возникло в плодородной долине Тигра и Евфрата в 18 в. до н. э. Начиная с этого момента границы царства постоянно расширялись, культура развивалась со взлетами и падениями, но без периодов запустения и дикости, стирающих все ценности, накопленные предыдущими поколениями. В 8 в. до н. э. племена шумероаккадцев, населявшие эту территорию, создали сильную военную державу - Ассирию, завоевав часть территории современной Турции, Ирана, Сирии, всю Палестину. Через короткое время безжалостные полки ассирийцев обрушились на Египет. Культ собаки был свойствен Древней Месопотамии. В клинописных документах, датируемых приблизительно четвертым тысячелетием до нашей эры, упоминается пес с четырьмя желтыми глазами. Ему была поручена охрана моста, через который надлежало проследовать в потусторонний мир душе покойника. С образом этого пса перекликается трехглавый Цербер из древнегреческих мифов, охранявший Аид, но сохранивший, тем не менее, нечто от простой собаки. В некоторых странах собаке "поручались" не только души людей, но и тела усопших. Там считали, что именно желудок животного - лучшее вместилище души покойного. Возможно, древнеегипетский бог Анубис послужил основой для формирования представлений о шумерской собакоголовой богине Бау. Анубис в иероглифах часто писался как "Ан-пу", возможно, здесь указывалось на происхождение отца Бау, шумерского бога Ан. В шумеро-семитской мифологии собака ассоциируется со скорпионом, змеей и всеми рептилиями, несущими зло, злобными и демоническими; в финикийской иконографии собака сопровождает Солнце и является эмблемой Гала, великого целителя. В астральной мифологии выделяется ряд мотивов, имевших широкое распространение по всей Евразии. К ним принадлежит мотив звезды (или созвездия) как собаки, которая посажена на цепь, но с цепи силится сорваться, что может быть опасно для всего мироздания (этот мотив известен в славянском и восточноазиатском вариантах; соответствующее название звезды - Собачий Хвост или Собака - известно в Риме и Древней Индии и, по-видимому, является общеиндоевропейским). В шумерской поэме: "Человека по имени Нииурта-Сагэнтарби-Заемен...(О том, кого укусила собака)" упоминается город Исин, где жил жрец богини Гулы, чьим зверем была собака. Так же в шумерской мифологии есть представления о земле Дильмун: "та земля непорочная, та земля воссиянная. Там лев не бьет. Там собака сторожевая, как козлят стерегут, не знает." В других странах Древнего Востока, например в Ассирии, найдены изображения огромных мастифов, использовавшихся для охоты и в качестве боевых псов. На таком рельефе в окружении мастифов изображен, в частности, великий царь Ашшурбанипал (хранится в Британском Музее). Вообще в те времена в таких странах Востока, как Иран, Индия, Месопотамия существовал культ собак, считавшихся, как Анубис в Египте, хранителями царства мертвых. Собака является составной частью символики Богини-Матери и аккадского Белитили, чей трон держится на собаках, либо собака сидит у его трона. В мифологической истории Персии утверждается, что первым королем земли был Кюмарс, который породил Адама и Еву. Его образ перенесен на небо, где Кюмарсом является Орион, а его верным псом - Сириус, который бежит впереди него. В Египте Сириус также отождествлялся с собакой. В некоторых устных преданиях другой мистический король - шах Афрасиаб имел очень сильный, решительный характер благодаря тому, что в детстве был вскормлен собакой. Другой жестокий король Захаак также якобы был выращены волчицей. В одной из версии за героем эпической поэмы Ардаширом I следовала именно собака, а не упоминаемый обычно овен. дичи. У кочевников даже существует такая поговорка: "Хороший сокол, быстрая собака и благородный конь более цены, чем двадцать жен".

0

3

Индия

У индусов охотничий пес - атрибут или спутник Индры; пес с четырьмя глазами олицетворяет Яму, бога мертвых, и отличается тем же символизмом, что и Гад ее. Сарама - (др.-инд. Sarama, букв. "быстрая"), в древнеиндийской мифологии: 1) собака Индры (РВ Х 108, 2, 4). Позже С. - мать двух чудовищных псов Шарбаров, охраняющих царство Ямы; они же называются Сарамея (букв. "собака"), Сарама открывает следы Дасъю и участвует в мифе о Вале: Индра посылает ее на поиски коров, украденных Пани, она переходит реку Раса и находит их в пещере, но Пани прогоняют ее прочь. Представления о собаке, как спутнике человека при переходе в иной мир распространены и в Индии, и упоминаются в одной из глав мифического эпоса "Махабхараты". Юдхиштхира, король Панду, его пять братьев и их общая жена и собака отправились в путешествие на священную гору Меру, которая считалась центром мира. Все его спутники в пути гибнут от истощения, только Юдхиштхира выживает и попадает в царство Индры, где он и его родичи удостаиваются небесного блаженства. Собака также прошла весь путь с ним и оказалось, что в облике пса скрывался Дхарма. В очень похожей иранской истории есть только одно значительное различие: в облике собаки прятался ангел Суруш. Очень измененная версия этого мифа сохранилась в албанской сказке, в которой дочь короля, собираясь идти на войну, просит благословения отца. Его благословение превращается в маленькую собачку, которая повсюду сопровождала принцессу. На парси имеется саг-диг, белая собака с желтыми глазами, или же белая с четырьмя глазами. Символизм их не объяснен, но возможно, это психопомп, поскольку собаку подводят к ложу умершего, и она сопровождает погребальную процессию. Смерть женщины при рождении требует двух собак для двух душ. В тибето-бирманских мифах весьма распространен образ собаки. Так, собака, гоняясь за луной, вызывает затмения (Шиттаква у качинов). В чинском мифе рассказывается об обиде, нанесенной солнцем собаке, как о причине преследования ею солнца. В их антропогонических и этногонических мифах собака часто выступает как жена или сожительница первого человека (у лепча, чинов, кхъенгов). В мифах качари фигурируют две собаки, охраняющие по ночам слепленные богом из глины фигуры людей. В мифах куми (на северо-востоке Индии) фигуры людей каждую ночь губит огромная змея. Собака, созданная богом, вступает в борьбу со змеей и будит бога.

0

4

Скандинавия

Представления о собаке как об охраннике в кельтской жизни широко представлены в одном их мифов о ранних годах жизни Кухулина. Кухулин - получил свое имя - "пес Кулина", - от того, что убил собаку могучего чародея-кузнеца Кулина и согласился выполнять у него обязанности собаки в течение семи лет - пока не подрастет достойная замена погибшему животному. Это"родство" с собаками сохраняется и во взрослой жизни Кухулина: так он не мог есть собачье мясо: это было табу для него. Когда же он нарушил этот закон и съел мясо пса, силы его ослабли и в итоге герой умер. Этот эпизод очень интересен, так как собаки часто использовались в качестве еды в раннекельтском обществе: об этом свидетельствуют археологические находки Железного века. Но в тоже время ритуальная и сакральная роль собаки была очень значительной в Британии и Галлии. Также выполняли особую роль и шкуры собак. Древнеримский писатель Диодорус Сикулус замечает: "Кельты, когда едят, то сидят не на стульях, а на земле, подложив под себя шкуры собак или волков." Так же широко были распространены особые гадания по внутренностям собак, свиней и кошек. Как мусорщики и падальщики собаки связывались со смертью. В большинстве древних культур существуют верования о том, что дух еды попадает в того, кто ее съел (отсюда, множество обрядов, связанных с поглощением еды). Так что собака, съевшая труп, рассматривается как поглотившая не только плоть, но и душу человека. По верованиям кельтов в подземном королевстве Аравн, которым правит Пвил, есть стая сверкающих белых собак с красными глазами. Собаки Аннвна считались предвестниками смерти, и описывались в ранних уэльских поэмах как маленькие, пятнистые, серовато-бурые собаки, ведомые на цепях черной рогатой фигурой. Эти собаки появлялись только ночью для того, чтобы собрать души и тела умерших. Собака ассоциировалась с целительными водами и сопровождает богов охоты, войны и героев, а также богацелителя Ноденса. Суцеллоса также сопровождает собака. Финн, герой сказаний, имел гончих Брака и Скеолана, которые были рождены его теткой Туирен, превращенной в красивейшую гончую. У Одина (Бодана) есть две собаки и два ворона в качестве советчиков. Пес-чудище Гармр охраняет вход в подземный мир. Отрицательные аспекты в символике собак проявляют себя довольно редко, например, у северных германцев пес преисподней Гарм, убивающий на исходе мира Рагнарёк (Конец света) бога Тора и одновременно погибающий от его рук сам. Интересное место в мифологии кельтов занимает собака. Божественные герои кельтов часто изображались вместе с собаками. Галльского Сукеллоса, имеющего свои символы - колотушку и тарелку, всегда сопровождает собака. Богиня Негалленея, покровительница морских купцов и местом поклонения которой был остров Вальхерен, также имеет собаку. Эпону иногда тоже сопровождает собака; любил собак и бог британских кельтов Нодон. Сохранилось любопытное изображение некоей богини, которая кормит одной грудью мужчину, а другой - собаку. Часто можно узнать породу собак, изображенных на изделиях кельтов. За исключением маленького бронзового терьера из Нортумберленда, все они явно относятся к породе гончих. "Собака принадлежащая..." независимо от происхождения входит в состав разных топонимов Британских островов. "Сукин сын" - не всегда это было инвективным выражением, и об этом говорит история имени героя Маккона, то есть - "сына собаки", который получил его, потому что в младенчестве его невозможно было оторвать от суки по имени Рыжая Элуар.. Примеры можно множить до бесконечности, разделив "собачьи истории" кельтов на темы, скажем, приносящих зло собаках; собаках, приходящих на помощь; о заколдованных собаках. По немецкому поверью в виде черных собак (обыкновенно с огненными глазами) скитаются по ночам души самоубийц, предательски убитых людей и великих грешников - развращенных священников и несправедливых судей. По польскому поверью в образе собак выходят из воды души утопленников, возвращаются на свет души ведьм и самоубийц. По немецкому поверью ни воры, ни демоны не могут проникнуть во двор, охраняемый собакой-"четырехглазкой". У легендарного царя Артура жила собака Кавалла. У северных народов Гармр, "пожиратель", часто изображается псом Бримо, или его сопровождает собака. Иногда собака сопровождает Пастыря Доброго. Обычно она - спутник целителей, таких как Эскулап, а также всех охотниц и Богинь-Матерей. Мать-Богиня часто называется "сукой" и изображается как щенящаяся Черная собака, олицетворяя колдовство, дьявольские силы, проклятие, смерть

0

5

Древняя Греция и Рим

На культурное развитие Греции во многом повлиял Египет. Так, Пифагор, вернувшись на родину из Египта, рекомендовал держать собаку у рта умирающего, поскольку именно это животное наиболее достойно получить отлетающую душу и навсегда сохранить ее добродетели. Согласно греческой мифологии, трехголовый пес Цербер, на шее которого шевелились змеи, сторожил выход из подземного царства Аида, чтобы души мертвых не могли возвратиться в общество живых. Однако в самых ранних мифологических представлениях Цербер считался пятидесятиголовым, и лишь позже стал трехголовым. Во многих мифологических системах число 50 играло важную роль. Согласно древнейшим текстам, Цербер приветствует своим хвостом (а хвост этот - змея) входящих в ад и разрывает на куски тех, кто пытается убежать. В более поздней легенде он кусает новоприбывших; чтобы его умилостивить, в гроб умершего клали медовый пряник. В одном из древнегреческих мифов рассказывается, что Орфей, пытаясь вернуть Эвридику из царства мертвых, заворожил страшного сторожа Цербера своим пением. В другом - пророчица Сибилла покровительствовала бежавшему из разрушенной Трои Энею и помогла ему спуститься в подземное царство Аида, бросив Церберу лепешку со снотворной травой. Вероятно, ничто мирское грозному стражу не было чуждо, и обыкновенная подачка сокрушала все его жесткие принципы Там же, в царстве Аида, на берегах священной реки Стикса водились чудовищные собаки. Они сопровождали свиту богини Гекаты (древние приписывали ей то собачий лай, то собачью голову, то наружность собаки), которая блуждала безлунными ночами по дорогам и возле могил. Геката насылала на спящих людей кошмары и тяжелые сны. Она считалась помощницей в колдовстве. И чтобы задобрить ее, люди приносили ей в жертву собак. С образом Гекаты связывают Гекубу, жену троянского царя Приама. После взятия Трои она либо была перенесена Аполлоном в Линию, либо была превращена в собаку и бросилась в Геллеспонт. Это как раз и указывает на связь с Гекатой: в Ликии было главное место культа этой малоазийской богини. Мыс Киноссема ("песий курган") в Геллеспонте, где древние локализовали могилу Гекубы, назывался также памятником Гекаты. Образ древнеегипетского бога Анубиса проник в Грецию, где роль шакала занял волк. Появились представления о человеке с волчьей головой, прообразы будущих верований в оборотней. С волками связывался бог Аполлон. Храмы, посвященные Лирнейскому Аполлону, были широко распространены в Древней Греции. Знаменитая школа Аристотеля располагалась на земле именно такого храма. И слова "lyceum", "lucee" - лекторий, лицей, происходят от наименования этого бога, и тоже связаны с волком. Аполлон носил эпитет "Lykegenes" - "рожденный волчицей", это говорит о том, что его мать Лета сопровождалась при приходе из Гипербореи волками (приход из Иного мира: связь с собаками). Если же учесть, что двухголовый пес по кличке Орфо пас коров чудовищного великана Гериона, то можно с уверенностью сказать: "деятельность" собак в мифах Древней Греции была самая разнообразная. Собака - атрибут Гермеса (Меркурия) в качестве посланника бога, так и Доброго Пастыря, сопровождаемого своим псом Сириусом, "всевидящим стражем". Сириус сопровождает также Ориона. Собака, будучи связанной с Эскулапом, может исцелять, давать рождение в жизнь новую; ее верность переживает смерть. Собаки Гадеса олицетворяют неприветливость рассвета и сумерек, опасного и демонического времени, когда бродят враждебные силы. Собак также приносили в жертву Эйлейфии. Посвящены также Гераклу (Геркулесу) и Диане (Артемиде) По словам Филострата во время чумы в Эфезе Аполлоний Пианейский приказал толпе побить камнями одного нищего старика. Когда после казни разрыли груду камней, покрывавшую несчастного, под ней оказался труп собаки. Эпидемия же после этого прекратилась. Плутарх писал, что собака причастна к отвращающей и очистительной обрядности. Для очищения человеку требовалось пройти между частями разрезанной пополам собаки. Иногда вокруг тела очищаемого обводили щенка. И народная медицина, и сельскохозяйственный ритуал также свидетельствовали о глубокой вере в отвращающую силу собаки. Плиний (со ссылкой на магов) говорил, что желчь черного кобеля защищает дом, окуренный и очищенный от всяких чар. С той же целью окропляют стены кровью собаки и зарывают ее под порогом. По словам того же писателя коготь собаки входил в волшебный препарат, делавший человека непобедимым. А пепел сожженного собачьего черепа считался лекарством от многих болезней. Против укуса ядовитых пресмыкающихся "...помогает и кровь от собаки, не хуже противоядий известных", при переломах рекомендовалось "...мозг дружелюбной собаки тогда приложить к переломам". По свидетельству древних авторов, писавших об агрономии, помет собаки, смешанный с гнилым сыром, предохраняет семена и растения от скота, а лай собаки, как и крик петуха, обращает в бегство духов и привидения. Храм Юпитера в Риме сторожили собаки. Римляне приносили пса в жертву Марсу, когда хотели, чтобы родившиеся щенята были сильными и свирепыми, или на поле сражения, перед началом битвы, чтобы вселить в солдат дух храбрости и непоколебимости. Римский историк Квинт Курций Руф писал, что перед сражением для возбуждения смелости в воинах перед ними выставляли внутренности принесенного в жертву пса. Почитание собаки греками распространилось и на небесные сферы. Восход самой яркой звезды в созвездии Большого Пса - Сириуса - у афинян знаменовал начало нового года. Оно связано с именем собаки первого винодела Греции Икария и его дочери Эригоны - Меры (Майры ?), которая, не пережив трагической смерти своих хозяев, погибла в бурных водах реки. После гибели Меры боги превратили ее в созвездие Большого Пса, главная звезда которого - Сириус была названа так от старого древнегреческого слова - "пес, собака". На Крите, родине громовержца, была золотая собака. Некогда она охраняла новорожденного Зевса и питавшую его чудесную козу Амалфею. Когда же Зевс вырос и отнял у Крона власть над миром, он оставил эту собаку на Крите охранять свое святилище. По преданию древнегреческие собаки спасли от врагов город Коринф. Пятьдесят собак охраняли цитадель. В одну из ночей, когда внутренний гарнизон спал, приплыла неприятельская флотилия, и на подступах к городу завязалось сражение с псами, верными своему дому. Помощь людей подоспела, когда в живых осталась лишь одна собака по кличке Сотер. Неприятель был разбит и цитадель спасена, а Сотер получил в награду за свою храбрость серебряный ошейник с надписью "Сотер - защитник и спаситель Коринфа". В его честь был воздвигнут мраморный памятник. Римляне также почитали своих собак. Их изображения выбивали на монетах, изображали на фресках, выкладывали в мозаичных панно, воспевали в стихах. В "Одиссее" Гомера старый пес Аргус - единственный, кто признает неузнаваемо преображенного Одиссея. Это, вероятно, первый случай собачьей верности, описанный в литературе. В праздник робигалии (23 апреля), посвященный божеству Робиг мужского (реже женского) пола, защищающему урожай от болезней колосьев и - вместе с богом Авверунком ("отвращающим") - римскую общину от бедствий, процессия одетых в белое граждан во главе с фламином Квирина направлялась в рощу Робига, где приносили ему в жертву рыжую собаку (воплощение солнечного жара или ржавчины) и ягненка с просьбой охранить колосья. Рыжая собака с той же целью приносилась в жертву незадолго до робигалии в ритуале augurium или sacrum canaris (от canis, "собака") неизвестному божеству

0

6

Япония

В Китае и Японии с древнейших времен собаки играли важную роль в религии, фольклоре и мифологии (кроме черных псов, которых считали воплощением злых сил). Сохранились письменные упоминания 4000-летней давности о воспитании и разведении собак. Мистический образ собаки-льва, возникший на Востоке, через Индию, Китай и Корею проник и в Японию. Древние японцы неподозревали о существовании таких животных, как лев, называли их изображения "иноземными собаками" или "собаками Когуруо", а впоследствии Кома-ину или собако-львом. Некоторые кома-ину изображались с рогами на голове. Обычно фигурки этих животных делались из дерева, керамики, камня или других похожих материалов. Около Сето найдено множество керамических изображений собачек-львов. В японских святилищах можно обнаружить указания на "корейских псов", фигурирующих в качестве стражей. Археологические находки свидетельствуют о наличии у племен, заселивших Японию в 7000-8000 до н. э., небольших (35 - 47 см) собак, форма черепа которых имела ряд отличий от их современников из захоронений в Европе. О происхождении японских собак мнения расходятся: в числе их предков называют догообразных, шпицеобразных собак. Эти породы близкие родственники чау-чау (они также могут иметь синий язык). Глиняные фигурки собак найденные в Японии относятся к 2000 гг. до н. э. Считается, что эти собаки приносят счастье, а белый акита считаеся символом чистоты. В прошлом все японские собаки применялись для охоты на кабана, медведя, оленя и других зверей. Сохранились записи 4 века о правилах воспитания, разведения и использования собак. В 557 г. н. э. было создано охотничье общество. Интерес к охоте и охотничьим собакам возрос вследствие окончательного становления сёгуната (1603 г.) и прекращения бесконечных войн между кланами. Пятый сёгун из клана токугава, Цинаеши, даже вошел в историю под прозвищем "собачьего сёгуна", так как в период его правления в законах о правах собак и людей права собаки считались приоритетными. Ему также приписывается создание колоссального приюта для ста тысяч бездомных собак. Японцы с внимание относятся к своим национальным породам. Более 500 лет они ведут племенные книги своих собак. Племенная книга, называемая Кезуке-Чо, была заведена потому, что в 16 веке в Японию через Азию начали проникать европейские породы собак. В племенной книге собак делили на рабочих собак сельской местности, домашних и завезенных из других стран. В 1800-х годах (период правления сёгунов Токугава) собаки находились в основном на военной службе, а также использовались для собачьих боев. В 1932 году японцы узнали историю легендарного пса Хачико, который стал символом породы акита. Верный Хачико продолжал девять лет ежедневно встречать на перроне своего хозяина после того, как тот скончался из-за болезни и не вернулся домой. В пригороде Токио на вокзале Сибуя по просьбе жителей столицы установлен бронзовый памятник этой собаке.

0

7

Китай

В Китае и Японии с древнейших времен собаки играли важную роль в религии, фольклоре и мифологии (кроме черных псов, которых считали воплощением злых сил). Сохранились письменные упоминания 4000-летней давности о воспитании и разведении собак. Собака у китайцев означает верность, неколебимую преданность. Приход собаки значит будущеепроцветание. Красная Небесная Собака Тьен-ку относится к принципу ян и помогает Эрлангу отгонять злых духов; но, будучи стражем ночных часов, собака становится инь и символизирует разрушение, катастрофу, становится связанной с метеорами и затмениями. В эти периоды собака приходит в бешенство и кусает Солнце или Луну. В Древнем Китае собака - одиннадцатый знак зодиака, ее символическое и мифологическое значение выражается довольно разнообразно. Прежде всего собаки изгоняют демонов, а в некоторых местностях употребляются в пищу. В других региона (Южный и Западный Китай) собака считается подателем средств пропитания (риса или проса). У npeдставителей народности яо в Китае собака выступает как прародитель народа, что заставляет вспомнить о тотемных воззрения. В Ба-гуа представляющего собой восемь пар взаимодополняющих противоположностей, обычно расположенных в виде круга, символизирующего пространство и время, собака относиться к Гэнь - горы, физическая природа, восхождение, раздельность, уединение, покой и способность останавливать, северо-запад. В поздней китайской мифологии существует представления о Диюй - подземном судилище по влиянием буддизма, проникшего в Китай в начале нашей эры. Диюй состоит из 10 судилищ, каждое из которых имеет 16 залов для наказаний. Вторым (на юге под морем) судилищем управляет Чуцзян-ван. В сопровождении двух духов Чжэн-нин ("мохнатая собака") и Чи-фа ("красноволосый") сюда отправляются души мужчин и женщин, вступавших в недозволенную связь, души воров, дурных лекарей, обманщиков и т. п. Здесь грешники живут в нечистотах, их колют вилами. Тибетские собачки, разводимые тибетскими ламами, символизировали Вен Шу - существо, восседающее на льве. В буддизме священный лев имеет важное значение. А так как лювов в Китае не было, то это животное стали олицетворять собаки, напоминающие льва - пекинес, ши-тцу, чау-чау. Они стали религиозными символами. Изображения таких собак устанавливали перед входом в храмы для защиты от злых духов. Большое место в мифологии народов группы мяо-яо, живущих на больших пространствах Южного и ЮгоЗападного Китая и Северного Индокитая, занимает сюжет о происхождении мяо-яо от собаки. Миф о собаке наиболее представлен у яо. В мифе повествуется, что однажды правитель большой страны (иногда называется древнекитайский император Гаосин) вел тяжелую войну с сильным врагом. Не надеясь уже на победу, он объявил, что победителю вождя врагов он отдаст дочь-принцессу. Вскоре с головой врага пришла жившая во дворе пятицветная собака Паньху. Императору пришлось отдать за нее дочь. Пес увел жену на юг в горы, где у этой пары появились потомки - яо. В честь предка Паньху стали проводить празднества, а женщины носить головной убор, похожий у одних мяо и яо на уши собаки, у других на головной убор принцессы. У мужчин сзади свешивается повязка в виде хвоста. У яо Паньху выполняет также функции главного духа-хранителя и защитника: Паньху помогал яо в их древних странствиях по морю. В домах яо устанавливается алтарь, посвященный Паньху. Иногда собака у яо выступает культурным героем. Так, у ляньнаньских (в Китае) яо считается, что зерна риса им впервые в своей шерсти принесла собака. Образ первопредка - собаки очень почитаем у народов группы мяо-яо. У народа шэ в Китае перипетии жизни Паньху излагались в древних иллюстрированных ксилографических изданиях. Имя этого персонажа у мяо и яо сопоставимо с Пань-гу в древнекитайской мифологии, создавшего мир из скорлупы яйца. Собаки - символ защиты в Японии, а также в Китае, хотя там они могут иметь репутацию демонических созданий, особенно в космическом символизме затмения и других пугающих явлений природы; они могут быть символом как солнца, так и ветра. Послушный пес - символ верности закону, хотя Будда сказал, что те, кто живет как собака, после смерти и превратятся в собаку. Согласно древним находкам, собака была одомашнена в Китае около 6000-7000 лет назад. Останки костей собак, погребенных примерно 3500 лет назад, свидетельствуют о том, что животные были захоронены для того, чтобы сопровождать своих хозяев в загробный мир. Эти собаки-призраки как бы вели душу своего хозяина по лабиринтам мира усопших. Постепенно собак стали заменять фигурками с их изображениями, которые клали в место погребения для сопровождения хозяина в "долгий путь". Документы эпохи Чжоу (1000 г. до н. э.) представляют нам мозаику периода династии Хань (221-206 гг. до н. э.) с изображениями охотничьих собак. На надгробии одного из правителей династии Хань установлено четыре скульптуры в виде собак, что олицетворяло продолжение жизни в загробном мире. Древние представления о собаке как душе человека, блуждающей по земле, очень устойчивы. Жители Сиама верили в особых демонических людей, у которых в глазах отсутствовал зрачок (радужная оболочка была настолько темна, что сливалась со зрачком). Они считали, что ночью, когда те спят, их души будто бы превращаются в собак или диких кошек, рыщут по свету и лишь на заре возвращаются назад. Во вьетнамских верованиях существует миф о Яшмовом владыке, который, создавая животных, поспешил, и у многих кое-что недоделал. Когда к духам пришла собака за недоделанной лапой, то они приделали ей ножку от стула, но предупредили, что эту лапу необходимо беречь от сырости, так как она может сгнить. С тех пор спящая собака всегда поджимает одну лапу. Во Вьетнамском мифе о Куойе собака пожертвовала своими внутренностями, для того чтобы оживить жену хозяина У маньчжуров было распространено почитание животных. Собака (индахунь) выступает в качестве стража и в потустороннем мире и является проводником душ умерших. В ряде преданий о Нурхаци собака выполняет такую же функцию спасителя и защитника, как и вороны. В Корее в мифе о лунных и солнечных затмениях царь страны тьмы (Камак нара) посылает "огненных собак" за солнцем и луной. Но им не удалось их украсть: солнце было слишком горячим, луна - слишком холодной. Куски солнца и луны, обгрызенные собаками, не светятся, что и является причиной затмений

0

8

Южная и Центральная Америка

Во время завоевания Америки в Европу попали и оригинальные местные собаки, весьма почитаемые индейцами. Статуэтки собак, найденные при раскопках в Мексике, свидетельствуют об их почитании. Собаки, выведенные индейцами, без человека совершенно беспомощны и в природе не могли бы существовать. У ацтеков Ксолтль, Бог Смерти и Заходящего Солнца, имеет голову собаки иявляется покровителем собак. Собака была психопомпом, и ее часто приносили в жертву у гробницы, чтобы она сопровождала умершего в дороге на тот свет. Последним знаком мексиканского зодиака, представляющим период хаоса, когда не было времени, была собака, символизирующая смерть и, одновременно, воскресение. В 20-дневном календаре древних культур Центральной Америки собака (у ацтеков итцкуинтли, у майя - оц) - символ 10-го дня; собаки в Древней Мексике приносились в жертву мертвым, считалось, что они сопровождали мертвых в загробный мир, поэтому их хоронили вместе с умершими. Считалось, что рожденные в день собаки предопределены к властвованию и раздаче богатых даров. Собак является также формой проявления бога Шолотля ("Близнеца"), при чем собаки должны были пepeпpaвлять мертвых через девятикратное русло в подземный мир. Солнце, уходящее на западе в земную паст, сопровождается Шолотлем. Она проводит его через подземный ми вновь к месту восхода, затем умирает сама и снова оживает в качестве проводника. Из этой двузначной роли проистекает и его имя (сын Молния). У племен индейцев Южной Америки гром - это лай собак, скучающих по хозяину.

0

9

Северные народы

Фольклор, связанный с "призрачными" собаками невероятно богат, и мифология многих народов показывает нам, что собака была не только неизменным спутником человека, но и выполняла особую ритуальную роль. Когда юкагирский шаман следовал дорогой в царство теней, он проходил через дом старой женщины, охраняемый лающими собаками. В корякских шаманских верованиях вход в мир мертвых охраняется собаками. По эскимосских поверьям собака с оскаленными зубами охраняет вход в подводный мир Такакапсалука, матери морских существ. Образ собаки-охранника широко распространен в шаманских ритуалах, связанных с загробным миром. Алтайский шаман при "путешествии" в иной мир сталкивается с собакой, которая охраняет подземное царство Эрлик Хана. Обычай хоронить вместе с мертвым человеком собаку и шкуру любимого оленя до сих пор распространен среди народов Сибири. В мифологии хантов представления о собаке (аmp) отражают два аспекта: взаимосвязь с человеком и отношение к миру духов. Происхождение собаки в мифологии хантов относится ко временам живших на земле перволюдей. Они обладали способностью оживать после смерти, но один из них стал причиной окончательной смерти другого, так как не выполнил указание Торума. В наказание за непослушание Торум превратил поколение виновного в собак. Особое отношение к собаке у хантов проявляется в бытовой и сакральной сферах. Она считалась равноправным партнером человека в процессе охоты и при загоне домашних оленей. По понятиям хантов, охотнику должно быть стыдно, если он не убьет зверя, найденного собакой. Их равноправность в охоте имеет мифологическое объяснение в одном из сюжетов, относящихся ко временам перволюдей. Охотник-хант встретил в лесу неизвестное ему животное, ловившее белок и назвавшееся amp; они решили жить и охотится вместе. В обыденной жизни собаку нельзя ругать, бить, кормить грязной пищей; постаревшую собаку содержали до естественной кончины и хоронили. Тесная связь человека и собаки проявлялась в том, что убийство собаки приравнивалось к убийству человека. В фольклоре хантов р.Юган имеется сюжет о богатыре Тонья, убившем двух собак, чтобы положить их головы вместо недостающих голов убитых врагов. Отождествлением собаки с человеком можно объяснить и обычай захоронения собаки в качестве заместителя умершего человека (если его тело не найдено), а также установка на уничтожение медведя, задравшего собаку - по аналогии с медведем, задравшим человека. Переходным моментом от мира человека к миру духов была функция собаки в качестве связующего звена между этими мирами. Ханты считали, что собака не только сама может видеть сверхъестественные существа или умерших, но и передает эту способность человеку, посмотревшему ей между ушей. Включение собаки непосредственно в мир духов характерно для северных хантов, по воззрениям которых облик этого животного принимают духи- покровители определенной местности. Это относится к духу селения Теги на Малой Оби и духу реки Мозямы; у хантов селения Питляр на Большой Оби известен дух "собака-женщина", а на р.Назым - "вождь-собак". Имеются сведения о жертвоприношении собак у хантов р.Назым, что объясняется очевидно чуждым (самодийским) влиянием, поскольку убиение собак противоречит хантыйским традициям. Экспедиция Н. Н. Дикова, работавшая на Камчатке, обнаружила могилу собаки, которая была захоронена примерно 10 тыс. лет назад с большими почестями, как очень знатная особа. Рядом с ней обнаружены следы красной охры - символа крови и воздержания. Иного характера находка экспедиции А. П. Окладникова. Работала экспедиция на острове в озере Байкал и обнаружила некрополь, где три с половиной - четыре тысячи лет назад был похоронен предводитель одного из сибирских племен. Рядом с ним археологи обнаружили двух собак, которые, видимо, должны были охранять своего хозяина и указать душе умершего дорогу в страну предков. Некоторые племена индейцев Аляски, например, местных лаек считали своими прародителями. Думается, что в связи с этим к четвероногим "сородичам" они относились весьма учтиво. У американских индейцев она взаимозаменяема с койотом; животное грома, приносит дождь; изобретатель огня и, также как и койот, культурный герой и мифический предок, заступник и посыльный. Чтобы вознести Молитвы к иному миру, ирокезы приносили в жертву под Новый Год белую собаку. Также существует представления о том, что собака изначально была человеком, но создатель Ворон переделал его, так как он был слишком быстрым. В представлениях ненцев и селькупов Нга, это сын верховного божества Нума, обитающий в подземном мире, ему приносили в жертву либо темного оленя, либо собаку, поставив головой на запад, обычно позади чума. У эскимосов существет миф о собаке-великане. Хозяин этой собаки дал ей человеческий амулет, и она превратилась в великана. Он заставлял ее плавать далеко в море; она плавала и ловила китов. Собака стала великим охотником и обычно приносила домой белых китов. Но когда кто-нибудь собирался к хозяину в гости, он отправлял собаку подальше, так как пес-великан был опасен. У эскимосов существует поверье о Собачьем острове - Кикмиуныкагфик. Согласно легенде на нем жила женщина и пес как муж и жена. У них было много детей-людей и собак. Когда у них кончилась вся еда мать отправила их на каяках, сказав: "Вы, двое, будете безопасными вьючными животными; вы, двое, будете волками и будете вселять страх; вы, двое, станете духами-тунгаками и тоже будете пугать людей, а вы, двое, станете белыми людьми и будете неопасны."

0

10

Древняя Русь

В русском фольклоре собака всегда положительный персонаж, нередко спасающий герою жизнь (в ряде сюжетов преданность пса сравнивается с верностью жены, всегда не в пользу последней). Образ собаки и волка часто встречается в русских сказках. В сказке "Иван-царевич и Серый волк" как раз затрагивается хтоническая сущность волка (собаки): связь его с живой и мертвой водой, оборотнические моменты, но в тоже время он помощник человека. Высоко ценили собак славянские племена. Еще о 1560 г. некий в самаитском списке попрекал своих соплеменников "почитанием псов". Вошедшее в русский язык слово "собака", употребляющееся как ругательство, имеет татарское происхождение, что объясняет его уничижительный оттенок. Собака одной породы с волком, но с давних времен стала его лютым врагом, защищая-оберегая хозяйское добро. Недаром сложилась неизменно оправдывающаяся в жизни поговорка: "Собака - человеку верный друг!" Заслышит волк собачий лай - сторонкой норовит обойти: знает серый, что зубы-то у этих сторожей острые, а чутье - на диво. О своем верном друге-стороже насказал краснослов - пахарь немало всяких крылатых словец, и все они в один голос говорят о собачьей привязанности, о собачьем нюхе, о собачьей неприхотливости. По собачьему лаю узнает сбившийся с дороги путник, где поблизости жилье человеческое. По нему же загадывают на святки и красные девушки: "Гавкни, гавкни, собаченька, где мой суженый!" Многое множество примет связано с хорошо знакомым деревенскому человеку собачьим нравом. Если собака качается из стороны в сторону - к дороге хозяину; воет пес, опустив морду вниз, или копает под окном ямку - быть в доме покойнику; воет, подняв голову, - ждут пожара; траву ест собака - к дождю; жмется к хозяину, заглядывая ему в глаза, - к близящемуся несчастью; мало ест, много спит - к ненастной погоде; не ест ничего после больного - дни того сочтены на небесах Необходимо сказать о роли волка в славянской мифологии и его связи с собакой. Амбивалентное отношение к волку и собаке в мифологических представлениях приводило к инверсии. Поэтому коротко остановимся на этом моменте. В мифологических представлениях народов волк тесно связан с собакой. Для всех мифов о волке характерно сближение его с мифологическим псом. В представлениях германских народов два волка (Geri и Freki) сопровождали бога войны Одина в качестве его "псов". Именно для индоевропейских мифологических представлений характерно "смешивание" волка и собаки. В славянской мифологии волк также тесно связан с собакой. В славянских поверьях волки находятся в подчинении лешего, который кормит их как "своих собак". У гуцулов волки - "собаки мужских и женских лесных духов". У славян наблюдается сходство быличек о волке-оборотне и собаке-оборотне, аналогичны обереги от волков и собак. В славянском фольклоре были распространены представления о попеременном превращении людей то в волков то в собак. Известны сказочные мотивы, в которых герой часто является "сыном собаки". У славян же используются заговоры, обращенные к лешему, к святым - повелителям волков, с тем, чтобы они уняли "своих псов". У славянских народов "волчьими пастырями" являются разные святые. У восточных славян, болгар, сербов, хорватов, словенцев, босняков - св.Георгий, который накануне Юрьева дня собирает волков и ездит на них верхом ("русский волк - Юрова собака"; "Волки на Украйне называются хортами или хартами (т.е. собаками) св. Юрия или Юровыми собаками") (Гура 1995: 103-104; Он же 1995а: 411, 413; Балушок 1996: 94-95; Фаминцын 1995: 331). С "песьеголовостью" связаны религиозно-магические комплексы - поедание женских грудей, кормление щенков женщинами, ритуальное убийство младенцев, - известные у славян или приписываемые славянам в древний период данными письменных источников. В литовской мифологии сокол, конь и собака, сожженные вместе с Швинторгом, культурным героем, по-видимому, - классификаторы трех зон космоса (небо - земля - преисподняя), которые стали доступны Швинторгу после смерти Во рту у страшного пса Ярчука из славянской мифологии находится волчий зуб, а под его нижней губой - две гадюки. Согласно русскому поверью, солнечное затмение происходит, когда небесный волк проглатывает Солнце (эта идея была знакома и многим другим народам). По словам выдающегося мифолога XIX века А.Н.Афанасьева, в украинских поверьях Большая Медведица - это запряженные кони; "черная собака каждую ночь силится перегрызть упряжь и через то разрушить весь строй мироздания, но не успевает в своем пагубном деле: перед рассветом побежит она к студенцу, чтобы утолить жажду, а тем временем упряжь снова срастается". В другом варианте этой истории говорится о псе, прикованном на железную цепь возле Малой Медведицы. Пес всячески старается перегрызть свою цепь; "когда цепь будет порвана - тогда и кончина мира". Знаменитый греческий философ Прокл, живший в пятом веке нашей эры, писал о "Лисьей звезде", которая "постоянно пробует на зуб ремень упряжи, связывающей небо и землю"; древние германцы добавляли, что "когда лиса добьется успеха, мир погибнет". (срав. Рагнарёк) Как доказал известный российский филолог Вяч.Вс.Иванов, мотив змееборства в славянской мифологии вырос из более древнего мотива о героях-кузнецах, сковывающих цепями чудовищного Пса. Что еще существеннее - "на всей территории Евразии указанный мифологический комплекс связан одновременно с Большой Медведицей как колесницей и звездой около нее как собакой, опасной для мироздания, а также и с кузнецами...". В древнерусской традиции связь собаки с загробным миром нашла отражение в былине "Вавило и скоморохи": здесь фигурирует "инишное" царство, которым правит "царь Собака". В славянских языках выражение "песья вера" бытует в качестве бранного, относящегося к иноверцам. Украинская поговорка: "Жид, лях и собака - все вiра однака". Представление о нечистоте пса находит отражение "нечистых" дней как "песьих". Святки, масленица, купальские дни воспринимаются как нечистое время, ознаменованное ритуальным разгулом и сквернословием. Матерная брань это "песья брань", язык псов, их речевое поведение. Матерщина широко представлена в разного рода обрядах явно языческого происхождения - свадебных, земледельческих, т.е. в обрядах, связанных с плодородием; является необходимым компонентом таких обрядов и носит безусловно ритуальный характер. В дохристианской Руси в Киеве действительно существовал пантеон семи славянских богов - языческих символов: Перуна, Велеса, Стрибога, Мокоша, Дажебога, Сварога и объединяющего их - Семаргла (Симаргла), о которых упоминается в "Повести временных лет".Семаргл-Семиглав-Семиглавий, он же Руевит - бог войны. Он изображался с семью мечами за поясом и восьмым - в правой руке. В таком виде его образ установлен на острове Рюген (Балтика). Сенмурв называется иранским и кавказским крылатым богом с собачьей головой. На Руси его называли Паскудью или Переплютом. Переплют упоминается в "Слове святого Григория об идолопоклонстве" в связи с танцами и ритуальными возлияниями. По мифологии изображение волка (пса) является тюркской эмблематикой. Волк (пес, собака), по преданию, является спасителем всех этнических тюрков. Еще в начале XIX века царское правительство обращало внимание на одну из серьезнейших опасностей для России - панисламизм. Проводником в создании так называемого "исламского пояса", начиная с Северного Кавказа через Среднюю Азию и Южную Сибирь, в конечном преобразовании в государство Туран, является Турция.

0

11

Мифологические представления других народов

В существование бога в образе собаки некогда верили и различные племена Эфиопии. Они усматривали одобрение какого-либо деяния по вилянию собачьего хвоста. Чем активнее было виляние, тем богоугоднее дело. Если собака вылизывала человека, то это воспринималось как великая милость Всевышнего, а злобный лай собаки в их понимании означал его явное недовольство. У африканских племен собака - культурный герой, изобретатель огня, и тот, кто приносит его людям. В мифологии шиллуков (южная часть Судана) огонь люди получили из "страны бога Джуока", благодаря собаке, которая похитила огонь: люди привязали к ее хвосту солому, она опустила хвост в огонь, солома загорелась, и собака принесла этот огонь людям. У негров Ямайки желавший получить способность видеть духов смазывал себе глаза жидкостью из глаз собаки. У народов Океании собака - изобретатель огня, принесший его людям. В некоторых экзотических культурах собака, вследствие своей сообразительности и способности к обучению (дрессировке), считалась изобретателем многих художественных промыслов и благ цивилизации. По сей день папуасы Новой Гвинеи твердо убеждены, что если гремит гром, то это лают собаки, охраняя границы царства мертвых. У аборигенов Австралии есть представления о мифологической дьявольской собаке Маму. Осетия В осетинской мифологии одновременно с рождением Сатаны (культурный герой) появились на свет первые земной конь (от небесного коня) и земная собака (от небесной собаки). Бурятия В бурятской мифологии существует поверье о носителе злой силы бешеной желтой собаке Ганиг (Гуниг). Так же культурный герой Абай Гесер укротил "четырех чудесных последышей мира": водную стихию, низвергающуюся с вершины, собаку с серебряными клыками, собаку с золотыми клыками и подземное чудовище; последовательно превратил их в целебный источник "аршан", в серебро, золото, женьшень. Абхазия В абхазской мифологии Нарцвы - потусторонний, загробный мир; согласно другим, более распространенным мифологическим представлениям, Нарцвы - рай, которого достигает душа умершего человека, лишь переправившись по волосяному мосту. Препятствует переходу. Враждебная человеку кошка, смазывающая мост маслом; помогает душе собака, которая слизывает его языком. Мотив чудовища (часто собаки или волка), которое начинает есть месяц (чем объясняются не только его уменьшение, но и лунные затмения), характерен для многих мифологических систем. Нивхи считали, что луну пытается съесть собака, на ней живущая, и во время лунных затмений пытались испугать эту собаку звоном железных предметов, стреляли в нее из лука или из ружей. Соответствующий языковый оборот со значением "луна умерла, луна убита" встречается применительно к лунному затмению в большом числе языков мира (малайско-полинезийских, древнеармянском, хеттском и др.)

0

12

Христианство

Собака-это часть природы. Об отношении человека к живому миру можно прочитать в первой главе Библии. С одной стороны, Бог дал власть человеку над всеми животными. С другой - власть эта предполагает и ответственность человека перед Богом за все живое на Земле. Человек должен заботиться о всем мире, приумножать его богатства, чтобы все живое на Земле сохранялось и приумножалось. Одним словом, человек должен очень трепетно и заботливо относиться ко всему тварному миру. В послании Апостола Павла сказано: "Тварь (т.е. все, что сотворено) с надеждою ожидает откровения сынов Божиих... ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне". (Рим 8,19,22). Человек - дитя Божие, но нужно не только именоваться, но и быть им во всем, в том числе и по отношению к окружающему нас миру. Поэтому человек в ответе за всё, что происходит на Земле с природой. Библия не отделяет собаку от других животных. В Библии не говорится о какой-либо дискриминации собаки, не содержится какой-либо запрет на нее. Правда, в Библии есть места (например, в послании Апостола Петра), где содержатся, казалось бы, нелестные слова о собаке: "многие грешники, обратившись в Христианство, вновь возвращаются к своим грехам, как пес возвращается на свою блевотину". (2 Петр. 2,22). Но это же не есть хула на животное. Или вот в Евангелии говорится: "Не давайте святыни псам". Тут опять же нет отрицательного отношения к собакам! Просто все должно быть соразмерно. Нет, собака - это удивительное животное. Отец Александр Мень как-то сказал: "Собака - это вообще почти как человек". Кто еще из животных может так любить человека, быть таким верным другом? Сложно вспомнить библейские, евангельские выражения, плохо говорящие о собаке или содержащие запрет на содержание ее в доме. Другое дело, что в прежние времена, когда уклад жизни людей был другим, собака, выполнявшая роль сторожа и пастуха, естественно жила во дворе, а не в доме. Сегодня же образ жизни человека изменился, но собака по-прежнему нам нужна во всех ее ипостасях, и мы, живя в городе, не можем держать свою собаку где-то вне квартиры, хотя в деревнях обычно их, как и раньше, держат в конуре во дворе. Вот, видимо, из таких чисто практических и традиционных соображений и появилось мнение, что собаку нельзя держать в доме. Нет и не может быть запретов на это. Собаке нельзя входить вхрам, потому что в принципе она - дворовое животное. Ведь ни лошадь, ни свинью в храм не повести, а кошка - не дворовое, а домашнее животное, к тому же ее присутствие в храме носит функциональный характер: она ловит мышей. Кроме того, по поводу нахождения животных в храме есть свои каноны. И объясняются они не тем, что животные - чистые или не чистые, а сложившимися традициями. Храм - особое место, а дом - это дом. Напрасно некоторые пытаются разделить все на чистое и нечистое, Божье и не Божье. Это неверно. Главное - понять, весь мир - Божий, и разделить его нельзя. Только зло - не от Бога. Но кто может сказать, что собака - зло? Грех - не от Бога, опять же, кто может сказать, что собака - грех? Человек порой в своей жизни творит такое, что ни одному животному в голову не придет. Даже в христианстве есть представление о собаке как о священном символе. Так, у Данте veltro, "гончая", означает загадочного провозвестника Второго Пришествия и одновременно "гибеллинского императора" (и вновь связь с Империей!). А монахи католического ордена святого Доминика расшифровывали свое название "доминиканцы" как "Domini canes", "псы Господни". Со времен крестовых походов иудаизм начинает особенно остро ощущаться как "чужая" религия, иудей - как "чужой". Именно крестовые походы, наряду с эсхатологическими ожиданиями, активизировали древнейшие слои верований народа. На немецкой гравюре XV в. изображено сожжение иудея. Он висит на перекладине, вниз головой, между двумя собаками 12. Очевидно отождествление иудея и собаки. В христианстве пес как нечистое животное противопоставляется святыне и, соответственно оскверняет святыню ("не давайте святыни псам"). Пес ассоциируется с язычниками, вообще с иноверцами.

0

13

Ислам

Традиционно, собаки в исламе рассматриваются как нечистые животные, контакты с которыми мусульманам заперщены. К сожалению, большинство мусульман именно этим оправдывают свое неприязненое и враждебное отношение к собакам, не смотря не то, что Коран выступает против любых проявлений жестокости и все животные в нем описаны как "общие человеку". Собака в исламе считается "наджис" - это библейское слово переводится как "змей", то есть нечистым животное, которое может осквернить одежду, пищу и самого человека. После осквернения любой правоверный обязан совершить очищение. Существуют специальные правила, что делать в таких случаях. Есть хадисы, где говорится, что ангелы не войдут в дом, если там есть собака. Сообщается, что Аиша сказала: "Однажды Джибрил, мир ему, пообещал посланнику Аллаха, ДбеАип, что придёт к нему в определённое время, но когда это время настало, он не явился ". Аишасказала: "И он отбросил посох, который держал в руках со словами: "Ни Аллах, ни посланники Его не нарушают обещаний!" -, а потом повернулся и вдруг увидел под своей кроватью щенка. Он спросил: "Когда он вошёл?" Я сказала: "Клянусь Аллахом, я не знала о нём!" И по его велению этого щенка вывели, после чего к нему явился Джибрил, мир ему. Посланник Аллаха, ДбеАип, сказал: "Ты обещал мне, и я ждал тебя, а ты не пришёл ко мне! 0н сказал: "Мне не давала сделать это собака, которая находилась в твоём доме, ибо, поистине, мы не входим ни в один дом, в котором есть собака или изображение". (Муслим). По преданию собака укусила пророка, за это ее прокляли. Однако, в Коране об этом не сказано. В то же время, есть знаменитые арабские породы собак, например, салюки (слуги) - и другие борзые. В эмиратах они пользуются невероятным успехом, их возят с собой на седлах и выпускают лишь при приближении к дичи. В восточных странах существует красивая легенда о происхождении борзой собаки: "Однажды царь Соломон, согласно повелению, полученному от Бога, приказал всем животным явиться на общий конгресс, на этом конгрессе каждое из них должно было высказать свои нужды и желания и взамен того выслушать как внутреннюю организацию каждого, так равно и его отношение к другим созданиям Творца. По зову царя собрались на съезд все животные за исключением только ежа. Разгневанный таким неповиновением пророк обратился к предстоящим членам конгресса с вопросом - не вызовется ли кто из них отправиться на поиски ослушника. Из среды множества животных выступили всего два охотника: лошадь и собака. В глазах их светилось желание и готовность исполнить волю царя. Лошадь сказала: "Я найду непокорного, я выгоню его из логова, но я не в состоянии буду взять его, для этого слишком велик мой рост, и к тому же ноздри мои не защищены от уколов ежовых игл". Собака же заявила: "Мне не страшны колючие иглы, но моя морда слишком толста, и я не буду в состоянии просунуть ее в логово ежа в случае, если он скроется туда прежде, чем я схвачу его". Выслушав это, пророк произнес: "Да, вы правы. Но я не хочу безобразить лошадь, уменьшая ее рост, это было бы очень плохой наградой за ее усердие и повиновение. Лучше же я прибавлю красоты собаке, чтобы наградить высказанное ею рвение". Сказав это, царь взял морду животного обеими руками и до тех пор гладил ее, пока она не сделалась совершенно тонкой и заостренной. Тогда все присутствующие увидали, что собака превратилась в стройную изящную борзую. Оба добровольца немедленно пустились на поиски и вскоре представили царю упрямое животное. Царь Соломон был очень доволен, ежа строго наказал, а к лошади и собаке выказал особую милость: считая послушание и исполнение велений высшим достоинством всякого создания, пророк, избранник Бога, сказал лошади и собаке: "Отныне вы будете спутниками человека и первыми после него перед лицом Бога". А.Чайковский, записавший эту легенду в XIX веке, рассказал далее о том, что в Турции люди строго придерживались изречения Соломона. "В этом собственно, - отмечает автор, - и следует искать причины особенной любви их к лошадям и борзым собакам; по крайней мере, этим объясняют и извиняют ту терпимость, с которой они относятся к присутствию борзых в своих комнатах, несмотря на то, что борзая принадлежит все-таки же к зоологическому виду собак, а всякая собака вообще считается у них нечистой, борзой .в этом отношении делается исключение. Так, например, вычистив скребницей свою лошадь, потрепав и погладив ее, мусульманин может идти на молитву в мечеть, совершив лишь те омовения, какие пожелает, так как он не утрачивает при этом своей телесной чистоты, как это бывает при соприкосновении с вещами, считающимися нечистыми по правилам магометанской религии. То же самое и относительно борзой собаки: лаская и гладя ее, правоверный не теряет чистоты своей и после этого может прямо сесть на маленький коврик, на котором мусульманин читает свои молитвы. Остальные животные не имеют таких привилегий, например, буйвол и вол пользуются большим почетом в качестве помощников при обработке земли, производящей хлеб, баран - в качестве жертвенного животного, кошка - в качестве животного, полезного в домашнем хозяйстве, но несмотря на это все они нечисты. Так, если кошка потрется о платье мусульманина, он должен непременно сменить его или вычистить прежде, чем идти в мечеть, причем уже необходимо полное омовение. Борзые служат предметом нежных забот и ласк для мусульманских женщин. На зиму они шьют им теплые покрывала. На лето - легкие плащи, чтоб предохранить их от назойливости мух и других насекомых. Все это делается со вкусом, изяществом и даже некоторой роскошью. Борзой делается особая постель, кормят ее питательной, но не тяжелой пищей, главное основание которой составляет мясо. Арабы дают своим борзым также финики в виде теста и верблюжье молоко, по мнению бедуинов, имеющие свойство укреплять легкие и сообщать скачке собак большую легкость. У татар, живущих в Добрудже, постель борзой устраивается на верхушке крыши, рядом с гнездом аиста, который почитается как птица, приносящая благополучие дому. Собака поднимается в свое отделение по особо приспособленной для этого лестнице. Над постелью ее делается иногда даже зонтик из камыша, чтоб защищать ее от солнца. В этом уютном помещении она отдыхает спокойно, здесь не тревожат ее блохи и разные насекомые, которые мешают обыкновенно собаке спать, отчего слабеют ее силы и падает энергия". Нечистыми собаки считаются только в шиизме. В суннитском Исламе этого нет, во всяком случае, так сказал Моххамед. Согласно Исламу, собаки не могут быть предметом купли-продажи, но при этом дозволено подарить их кому-либо. Шариат допускает держать собаку только для охраны (вне дома), с целью пасти скот и охранять. Можно также усыпить собаку, если нет возможности решить вопрос дозволенным способом. Хадисы Пророка запрещают держать собаку в целях развлечения. От Ибн Умара передано: "Я слышал, что Посланник Аллаха сказал: "Вознаграждение за служение Аллаху того, кто держит собаку, кроме как для охоты или для того, чтобы пасти скот, сокращается каждый день на две большие доли" (Приводится у Малика и Муслима). Возможно, негтивное отношение к собакам- один из способов досаждать зороастрийцам, приверженцам религии, которая была распространена на Востоке до появления ислама. В первоначальном исламе нет никаких следов враждебного отношения к собаке как к нечистому животному (теперь это мнение широко распространилось среди мусульман). Мусульмане связывают с небом 10 животных и соответственно их хозяев: баран (Ибрахим), ослица (Балам), чибис (Билкис), кит (Иунус), конь (?) алБурак (Мухаммад), вол (Муса), голубь (Нух), верблюд (Салих), собака Китмир (Люди пещеры - Асхаб ал-Кахф), муравей (Сулайман). Асхаб ал-Кафх (Ashab al-Kahf, "те, кто в пещере"), в мусульманской мифологии молодые люди, спрятавшиеся вместе с собакой в пещере, чтобы уберечь свою веру в единого бога во время преследований. Эпизоды, посвящённые Асхаб ал-Кафк, изложены в Коране, в суре "Пещера". Согласно Корану, молодые люди обратились к Аллаху с просьбой смилостивиться над ними и направить на верный путь. Аллах услышал просьбу и усыпил их на 309 лет, которые показались им как "день или часть дня". Над их пещерой (в урочище ар-Раким), обращённой входом к северу, люди устроили потом святилище (18:9-25). В Коране не называется точное число "тех, кто в пещере" и констатируется, что это число, так же как и продолжительность сна, один "аллах знает лучше". Коранический рассказ является вариантом христианского сказания о "семи спящих отроках эфесских", распространённого на Ближнем Востоке до утверждения ислама. Магическую функцию приобрели называемые преданием имена спящих и имя их собаки - Китмир; в некоторых мусульманских странах имя Китмир надписывали на посланиях, чтобы уберечь последние от пропажи. В Иране такое отношение к собаке, видимо, поощрялось в связи с тем необыкновенным уважением, которое проявляли зороастрийцы этому животному. Вероятно, дурное отношение к собаке (подобно снятию пояса-кусти или плевку в огонь) являлось внешним признаком обращения в новую веру. Множество мучений, причиненных этим животным мусульманами в течение столетий, служат печальным примером жестокостей, к которым приводит религиозное соперничество. В мусульманском мире собак очень мало, в основном они ведут бродячий образ жизни - собаки-парии, потомки выродившихся древних пород. Разрешается использование соабак на охоте и с качестве охраника. Однако в современных мусульманских городах все больше развивается практика домашнего содержания собак. Несмотря на то, что для мусульман собаки считаются "нечистыми" животными, в последние годы в Иране, особенно в среде прозападно настроенных состоятельных граждан, растет количество собаководов. Многие пытаются объяснить неверность толкования священных текстов, в которых, по их мнению, нет указаний на "нечистость" собак. Ветеринар, хирург д-р Айоб Бандеркер, BVMCh, рассказывает, что с приближением священного месяца Рамадан (и других праздников) множество мусульман приносят своих домашних собак в ветеринарные клиники, чтобы сделать им эфтаназию, т.е, проще говоря, усыпить собственных питомцев. Свои действия они обосновывают следующим заявлением: "Скоро наступает месяц Рамадан, и моя религия запрещает мне держать собак". С другой стороны, очень часты случаи доведения больного животного до летального исхода полнейшим невниманием к нему и игнорирование всякой ветиринарной помощи. Когда он спрашивает владельцев, почему они так долго тянули с обращением к ветеринару, мусульмане обычно объясняют свою апатичность запертами веры прикасаться к собаке. В клинике доктора был случай, когда ноги больной собаки обернули в пластиковые пакеты и таким образом, не прикасаясь непосредсвенно к животному, принесли в госпиталь. Существует множество случаев жестокого обращения и\или равнодушного отношения к собакам со стороны мусульман, которые прикрываются в этих случаях лишь своей верой. Число усыпленных собак в празничное время постоянно увеличивается. Ветеринары все чаще сталкиваются с мусульманами, приносящими здоровых, счастливых животных для усыпления. Настоящей трагедией является откровенная и не скрываема мусульманами вера, в то что они совершают этот ужас во имя своей веры. "Собака, как и все создания, живущие на Земле, были созданы Аллахом. Все мусульмане должны охранять нашу прекрасную планету. Собаки, как и все другие живые создания, на обладание которыми мы претендуем, истинно принадлежат лишь Аллаху. Все животные являются, по исламу, мусульманами, подчиненными воле Аллаха, лишь человек и джинн имеют свободу выбора. Так что даже животные - мусульмане." - говорит доктор Айоб Бандеркер. В Коране (С4:36) сказно, что человек должен делать добро, "…всем, кто находиться в его руках". Комментатор Имаам Фаргудин ал-Раши говорит, что это утверждение относиться не только к обладателям цивилизационных прав, то есть и к животным. Соответственно, долгом человека является хорошее отношения ко всем живым существам, включая собак. Все животные являются частью создания Аллаха, и каждое из них наделенно своей целью. А каждый человек должен уважать все созданное Аллахом, так как оно не бессмысленно. Если человек будет жесток к любому созданию Аллаха, ему придется за это отвечать во время Судного дня. Во несколько из мифов мусульман по отношению к собакам: Нельзя держать собаку, к тому же это негигиенично, так что в дом собак запускать нельзя. Нельзя дотрагиваться до собак. Если собака лизнула человека или его одежду, то необходимо вымыться или сменить одежду. Каждый мусульманин, который держит животных, или как питомца или как хозяйственное животное, должен обеспечить ему достойное питание, жилье, питье, и когда необходимо ветеринарную помощь. Однако этот процесс происходит довольно медленно, так как ислам - консервативная религия. Так в Иране религиозные лидеры настаивают на отлове всех собак в стране. Газета Etemad приводит слова муллы Голамрезы Хассани (Gholamreza Hassani), заявившего во время пятничной молитвы в расположенном на северо-западе страны городе Урумийе (Urumiyeh): "Я призываю ввести закон, обязывающий переловить всех длиннолапых, коротколапых собак, собак с лапами среднего размера и арестовать их длинноногих хозяев.Иначе я буду делать это сам", - добавил он. "В нашей стране существует свобода слова, - сказал Хассани, известный своими частыми эксцентричными выходками, - некоторые люди воспринимают эту свободу как возможность пропагандировать неисламское и развратное поведение". Иранская полиция и уже провела несколько единичных конфискаций собак, хозяева которых находились со своими любимцами на улицах и в общественных парках. Хассани же в своем последнем заявлении призвал расширить антисобачью кампанию, начавшуюся в прошлом году, когда полиция Урумийе отловила всех обнаруженных в городе собак.

0

14

Буддизм - это религия, в которой нет верховного бога, но существуют представления о Будде, которому поклоняются как богу. Буддисты верят в реинкарнацию душ всех живых существ. Каждый своими плохими или добрыми поступками и даже мыслями создает себе Карму. После смерти на основании своей Кармы человек перерождается в какое-либо существо, или же вообще прерывает кругСансары (цепь перероджений). Каждый буддист должен понимать, что он может переродиться в животное. Поэтому для буддистов немыслимо жестокое отношение к любым живым существам. и если все же кто-то решается причинить вред животному, он тем самым портит свою Карму, и приближается к перерождению таким же животным. Будда часто изображается, окруженным животными. По-видимому, это символизирует его всеобжюю любвь ко всем созданиям. (Метта), так что даже самые опасные звери не причиняют ему вреда. Животные - это создания с плохой Кармой. Улучшив Карму, они в будущем могут переродиться в людей. Поэтому большинство людей в буддистских странах придерживаются вегетарианства. Каждый месяц в день полнолуния отмечается день Пойя (Poyaday). В этот день все правила и запреты приобретают особую силу: нельзя убить даже блоху. Однако такая любовь к животным существует в большинстве случаев только в теории, в реальной жизни в буддистских странах очень много бродячих кошек и собак. Люди относятся к ним безразлично, не причиняя вреда, но и не оказывая какой-либо помощи. Они считают, что животные сами виноваты в своей плохой Карме. По рангу перерождений собаки стоят выше, например, чем кошки. Но это касается только породистых животных. Обычных бродячих собак особо не жалуют, хотя в тоже время с уважением относятся к породистым животным. Самыми популярными породами в Шри-Ланке, буддистской стране, являются немецкая овчарка и белый шпиц, владение такими собаками повышает статус человека в обществе, показывает его благосостояние. Однако в то же время указами правительства Шри-Ланки регулярно отлавливаются и уничтожаются бродячие собаки - и большинство людей относятся к этому равнодушно. Несмотря на все это, монахи в буддистских храмах не забывают о брошеных животных, подкармливая их. Буддизм возник в Индии и затем распространился по всему востоку, сначал проник через Великий шелковый путь в Китай, затем через Корейский полуостров в Японию в 6 веке. С приходом новой религии в Японии появились и ее атрибуты, к которым относились и изображения Будды с двумя, охраняющими его львами. Отсюда пошла традиция ставить изображения двух львов у ворот храма или около Будды. Однако это еще были просто львы, а не собако-львы. Собак-львов можно увидеть у ворот многих японских храмов, они символизируют охраников зданий. Большинство из них делались из камня, однако существуют и деревянные скульптуры этих мифических животных. Известно, что периоды Хейан и Камакура в Японии (8-14 вв) изображения собако-львов располагали не снаружи здания, как это делается сейчас, а внутри под крышами домов или ворот. В этот период почти все буддистские и синтоистские сакральные скульптуры изготовлялись из дерева, и когда собака-львов стали размещать снаружи здания, их стали делать из более прочного и устойчивого камня. Эти животные выглядят очень страно, и совсем не подходят под наши представления о собаке, скорее они напоминают диких зврей. Поэтому разные скульпторы по-своему интерпретировали облик этого мифического зверя. Существует представление о том, что эти собаки якобы попали в Японию из Кореи, и поэтому их часто называют Корейские псы. Другие верят в то, что в древности на острове Куси (Хайато) жили особые люди, которые одевались, чтобы быть похожими на собак и лаяли как псы, чтобы охранять императоров. Так же существует представления, что эти собаки происходят непосредственно от своих предков: львов, охраняющих буддистские храмы. Некоторые из этих животных изображены с открытой пастью, другие же с закрытой, к тому же последние часто изображаются с рогом на голове. Именно те, у которых рот закрыт, а на голове есть рог явяются собако-львами, другие же, с открытой пастью, представляют собой изображения львов. Традиция ставить вместе изображения и льва, и собако-льва возникла в периож Хейн (794-1185). До этого, в период Нара, всегда изображались только два льва. Тибетские собачки, разводимые тибетскими ламами, символизировали Вен Шу - существо, восседающее на льве. В буддизме священный лев имеет важное значение. А так как лювов в Китае не было, то это животное стали олицетворять собаки, напоминающие льва - пекинес, ши-тцу, чау-чау. Они стали религиозными символами. Изображения таких собак устанавливали перед входом в храмы для защиты от злых духов.

0

15

Зороастризм

Религия Ирана до реформы Заратуштры не поддается однозначному толкованию. Наряду с присущими только ей оригинальными чертами, она имеет много общего с ведическим культом в Индии Весьма трудно определить точное время реформы Заратуштры (греческий Зороастр). Судя по всему, реформатор жил в восточном Иране около 1000 г. до н.э. Самобытное учение Заратуштры в нескольких пунктах противостояло прежней религиозной практике: осудив кровавые жертвоприношения и использование хаомы, он предложил также радикальное изменение божественного пантеона, который стал теперь монотеистическим и дуалистическим. Эту новую религию, впоследствии претерпевшую значительную эволюцию, принято называть зороастризмом. Зороастрийские священные тексты были записаны в период с IV по VI вв. н.э. и состоят из нескольких напластований. Авеста включает в себя следующие разделы: Ясна (Книга ритуала), Яшты (Книга гимнов), Вендидад (Кодекс против дэвов), Висперад (Книга обо всех высших существах), Нийайишн и Гах (Молитвы), Хорд win Младшая Авеста (Ежедневные молитвы), Хадохт Наск (Книга Писаний), Аокмаэга (Мы принимаем) с описанием потустороннего мира и Нирангистан (Правила культа). Считается, что древнейшая часть Ясны - Гаты (Песнопения) - восходит к самому Заратуштре. По представлениям последователей древней иранской веры, зороастрийцев, добро и зло, истина и ложь находятся в постоянном противодействии. Суть зороастрийского разделения всех вещей и существ заключается в том, что они либо изначально в виде идей созданы благими верховным божеством Ахура Маздой ("Господь Мудрость") и Святым духом, или сотворены Злым духом, в противоположность благим, - то есть злыми, дэвовскими. Святыми творениями Ахура Мазды считаются семь стихий и существ: огонь, вода, земля, металл, растения, животные и люди. Вторым по святости существом после человека зороастрийцы считают собаку. К "собакам" зороастрийцы помимо непосредственно собак относят некоторых других, приносящих пользу человеку животных, как правило, уничтожающих грызунов и насекомых: ежа, дикобраза (по сходству с ежом), ласку, лису, а также особо почитающуюся выдру, культ которой, очевидно, восходит к глубокой древности и связан с обожествлением воды. Остается неясным, в какую историческую эпоху почитание собаки сложилось в Иране и превратилось в одну из характерных особенностей зороастрийской веры. Ни в одной из сохранившихся частей Авесты - священной книги зороастрийцев - за исключением Видевдата (жреческого кодекса ритуальной чистоты) и пары фрагментов авестийских текстов, собака не упоминается. Это касается старейших частей Авесты. В древнеиндийской Ригведе, которая в основном является более ранними, чем иранская Авеста, памятником содержится немало параллелей с авестийскими гимнами. Собака в Ригведе определена как существо, ритуально нечистое. Что касается авестийского Видевдата, то этот кодекс ритуальных установлении был скомпилирован в единый свод в Дреднеиранскую языковую эпоху во 2 в. до. н. э. - 2 в. н. э., то есть при Аршакидах или Сасанидах. В это отдаленное от формирования религиозной системы зороастризма время в жреческие правила, по-видимому, вносились некоторые изменения и добавления. Несомненно, что некоторые установления Видевдата были составлены уже на мертвом авестийском языке. Текст Видевдата неоднороден, порой отдельные фрагменты несогласованны и даже противоречат друг другу, содержат информацию, относящуюся к явно различным историческим эпохам. Тем не менее, по всему своду собака упоминается неимоверное число раз и повсюду ее место установлено радом с человеком, как существа, практически равного человеку: 8.44 Собака одна, а сравнима с восьмью [существами]: у нее характер священника, у нее характер воина, у нее характер скотовода, у нее характер раба, у нее характер вора, у нее характер зверя, у нее характер потаскухи, у нее характер ребенка. Во втором фрагарде (главе) Видевдата излагается миф о Йиме - первом легендарном царе иранцев, которого в зороастрийской вере наставлял сам Ахура Мазда. Помимо других добрых созданий, населявших благодатное царство Йимы, упомянута и собака: 2.9 ... эти земли наполнялись мелким и крупным скотам, людьми, собаками, птицами и красными горящими огнями. Когда же Йима по указанию Ахура Мазды построил Вар-крепость, служившую убежищем в течение холодных зим, там нашлось место и собакам, причем тем из них, которые как и другие животные зороастрийцев "на этой земле величайшие, лучшие и прекраснейшие": 2.33 И вот Йима сделал Вар размером в бег на все четыре стороны и принес туда семя мелкого и крупного скота, людей, собак, птиц и красных горящих огней... Далее в Видевдате собака постоянно упоминается рядом с человеком: 3.2 О Создатель плотского мира, праведный! Где вторая из этой земли наибезрадостнейшая? - И сказал Ахура Мазда: Та, где муж праведный да возведет дом, где огонь, где молоко, где жены, где сыновья, где добрые стада. 3.3 А потом в этом доме обилие коров, обилие Истины, обилие пастбищ, обилие собак, обилие жен, обилие детей, обилие огня, обилие зажиточной жизни. Мера святости созданий Святого духа пропорциональна степени осквернения, которое распространяется вокруг мертвого тела этих существ. Смерть собаки практически приравнивается к смерти человека: 3.8 О Создатель плотского мира, праведный! Где вторая из этой земли наибезрадостнейшая? - И сказал Ахура Мазда: Где больше всего останков закопано мертвых собак и мертвых людей. (И далее Видевдат 3.12, 36-38: 6.1 - земля остается нечистой, если умер человек или собака; 6.10-25 - наказание за оставление на земле костей мертвой собаки и человека; 7.23-24 - может ли очиститься тот, кто ест трупы собак и людей; 7.28 - очищение дерева, которого коснулись трупом собаки или человека и так далее). Судя по тексту Видевдата, над телом мертвой собаки совершали такой же похоронный обряд, как и над телом человека (напр. Видевдат 1.4) - то есть труп собаки выставлялся на специальной площадке (дахме), где под воздействием солнца и при участии птиц и животных - падалыциков (в том числе собак, иногда специально для этого содержавшихся) кости очищались от оскверняющей мертвой плоти. О сохранении этой традиции говорят и более поздние, чем Видевдат, зороастрийские среднеперсидские сочинения, новоперсидские ривайты и, например, свидетельство М. Бойс, лично в 60 гг. наблюдавшей жизнь зороастрийской жизни Ирана. Вместе с тем, постоянное упоминание собаки радом с человеком позволяет сделать предположение, что зачастую слово "собака" было добавлено в тексте при его позднем редактировании: в случаях, как правило, не связанных с описанием конкретных норм, имеющих непосредственное отношение собаке, уходу за ней и разведению, употреблено одно и тоже авестийское слово span- (наряду с которым в Видевдате встречаются еще два обозначения - smn° и ga??a). Таким образом, учитывая сказанное выше об упоминании собаки в Авесте только в одной части, Видевдате, не следует исключать возможность достаточно позднего и искусственно насажденного зороастрийскими жрецами характера "культа собаки", не имевшего в древности столь широкого распространения, как во время кодификации Авесты при Аршакидах или Сасанидах. Что касается зороастрийских мифологических сюжетов, связанных с собакой, то они достаточно редки. В научной литературе неоднократно обращалось внимание на общеиндоевропейский (если не более всеохватывающий) характер зороастрийского мотива собаки, олицетворяющей хтонические силы и связующей два мира - живых и мертвых. Авестийские "желтые четырехглазые и белые желтоухие" собаки сопровождают деву, представляющую личную веру человека, когда та проводит душу умершего по мосту Чинват. В зависимости от того, праведником был покойный или грешником, он без труда проходит по тончайшему мосту и попадает в зороастрийский рай, или проваливается в бездну ада, влекомый безобразной старухой - собственной недостаточной верой. По описанию, да и по своей роли "четырехглазые" собаки Авесты, как неоднократно отмечалось, походят на "четырехглазых пятнистых" собак Ямы, ведического царя мертвых (параллельный ему персонаж в иранской мифологии - упоминавшийся легендарный правитель Ирана Йима). Собакам Ямы предписывалась способность разыскивать тех, кому предопределено умереть, и доставлять их хозяину... Зороастрийские собаки также "видят" смерть, поэтому они наделены четырьмя глазами. Своим взглядом собаки прогоняют демонов смерти и трупного разложения, на чем основано использование этих животных в ряде ритуалов очищения и похоронно-поминального цикла, например в обряде "осматривания собакой". В процессе похорон собаке дают несколько раз посмотреть на лицо покойного, дабы она прогнала демона трупного разложения, набрасывающегося на труп сразу после смерти человека. Участие в подобных ритуалах собака может принимать с четырехмесячного возраста. В среднеперсидском сочинении "Дозволенное - недозволенное" 2.3-4 говорится, что для изгнания демона трупного разложения годится даже слепая собака - она должна положить морду на открытый участок тела, но не на волосы и ногти. И в средне- и в новоперсидских сочинениях утверждается также, что взгляд собаки при необходимости может, заменить тень некоторых птиц, пролетающих над трупом. Реально под "четырехглазыми" собаками, по-видимому, подразумевались те, что имели характерные пятнышки над глазами. Следуя за Видевдатом, зороастрийские сочинения указывают на необходимость использования в ритуалах именно "желтых четырехглазых, белых желтоухих" собак. Однако по свидетельству авторов, наблюдавших жизнь зороастрийцев Ирана нашего столетия, для совершения обрядов годились любые собаки. М. Бойс, описывая зороастрийские районы Ирана 60 гг. ХХ века, отмечает, что в каждой зороастрийской деревне, обитало множество собак. Причем их число значительно превышало необходимое: собаки здесь служили только для защиты жилищ от грабителей и шакалов, и те, и другие были весьма редки. В каждой местности превалировал особый тип животных: "В процветающем Хасанабаде держали огромных, рыжевато-коричневых животных, похожих на мастифов и, возможно, происходивших от сторожевых псов, привезенных сюда в целях защиты первыми зороастрийскими поселенцами в начале нашего века, когда деревня постоянно подвергалась набегам бандитов из Фарса. У большинства этих впечатляющих собак, при знакомстве оказавшихся весьма дружелюбными, были хозяева, которые хорошо их кормили. Собаки в Мазра Калантаре были меньше и в основном желтовато-песочного цвета, но и среди них выделялась группа белых длинношерстных, довольно красивых, если за ними ухаживать. Шехриар Зохраби, в доме которого я останавливалась, был хозяином красивого животного этого типа по кличке Лали, - собаке были поручены дети. Но большинство собак здесь не имели хозяев, единственным домом им служила улица... В Шарифабаде собаки были по большей части черными, вполне обыкновенными, но среди них выделялись похожие на охотничьих золотисто-коричневые животные. У некоторых черных собак были те самые отметины, по котоорым можно было бы распознать "четырехглазых" собак Видевдата, а именно, светло-коричневые пятнышки над каждым глазом; но местные жители никоим образом не выделяли их, и не относились к ним с особым почтением. Белых собак в Шарифабаде не было; но у самого дастура Ходадада был снежно-белый пес, которого он предпочитал использовать в ритуалах и церемониях, поскольку белый считается зороастрийским цветом. По иронии, эта собака, возможно, одна из последних среди многих тысяч, содержавшихся когда-то зороастрийскими жрецами в Иране, была чистокровным терьером, привезенным из Европы и откликавшимся на кличку "Джэки". Зороастрийские собаки традиционно хорошо содержались, как это предписано еще Авестой: им предписано давать "долю мужа" - молоко и жир с мясом (Ввдевдат 13.28). За плохое кормление собак было определено наказание (Видевдат 20-27). Помимо обычного смысла, кормлению собак придавалось и ритуальное значение: считалось, что данная этим животным пища достается умершим родственникам. В новоперсидском сочинении "Сто глав" (31.1) говорится, что необходимо при каждом приеме пище три ломтя хлеба давать собаке. Обычно современные зороастрийцы дают такую долю собакам, зачастую бездомным, во время, посвященное душам умерших праведников сразу после захода солнца. При этом хлеб и посуда должны быть ритуально чистыми, то есть до кормления собаки к ним никому не следует прикасаться. Помимо предписания кормления собаки, в Видевдате содержатся правила относительно разведения этих животных: собаку привязывали в специально вырытой для этого яме, "вдали от детей и огня, сына Ахура Мазды", а затем подпускали к ней трех кобелей, что представлялось гарантом для получения жизнеспособного потомства (Видевдат 15.46-49). Если к дому или стойлу для скота зороастрийца приходила бездомная беременная собака, он должен был поддерживать ее вплоть до рождения щенков, а затем до момента достижения ими шестимесячного возраста (Видевдат 15.20- 45). Таким образом, зороастрийцы, повидимому, не занимались специальным разведением собак и выведением особых пород. Ниже приводится перевод 13-го фрагарда Видевдага, полностью посвященного собаке.
Видевдат. 13 фрагард
1. Что за создание Святого Духа из тех созданий, которые созданы Святым Духом, каждое утро (с полуночи) до того, как взойдет солнце, выходит убивать тысячами создания Злого Духа?
2. И сказал Ахура Мазда: Ванхапара-еж - дикая остромордая собака, которую злословящие люди называют именем Дужака, - вот это создание Святого Духа из тех созданий, которые созданы Святым Духом, каждое утро (с полуночи) до того, как взойдет солнце, выходит убивать тысячами создания Злого Духа.
3. И если кто-либо, о Спитама Заратуштра, убьет Ванхапару, дикую остромордую собаку, которую злословящие люди называют именем Дужака, то повредит свою душу на девять поколений, для которых мост Чинват станет непроходимым, если он при жизни не искупит (этого греха) перед Сраошей.
4. О создатель плотского мира, праведный! Если кто-либо убьет Вакхапару, дикую остромордую собаку, которую злословящие люди называют именем Дужака, какое ему наказание? - И сказал Ахура Мазда: Пусть ему нанесут тысячу ударов конской плетью, тысячу (ударов плетью) "делающей послушными".
5. Что за создание Злого Духа, из тех созданий, которые созданы Злым Духом, каждое утро (с полуночи) до того, как взойдет солнце, выходит убивать тысячами создания Святого Духа?
6. И сказал Ахура Мазда: Дэв, имя которого Заиримьянура-черепаха, о Спитама Заратуштра, которого злословящие люди называют именем Заиримьяка, - вот это создание Злого Духа, из тех созданий, которые созданы Злым Духом, каждое утро (с полуночи) до того, как взойдет солнце, выходит убивать тысячами создания Святого Духа.
7. Если кто-либо, о Спитама Заратуштра, убьет дэва Заиримьянуру, которого злословящие люди называют именем Заиримьяка, прощена будет его (злая) мысль, прощено (злое) слово, прощено (злое) дело; искуплена будет его (злая) мысль, искуплено (злое) слово, искуплено (злое) дело.
8. Кто убьет собаку из стерегущих скот, стерегущих дом, охотничьих и обученных, душа того с большим криком и большим воем отойдет к будущей жизни, чем мог бы волк вопить, попав в глубочайшую западню.
9. Никакая другая душа не поддержит его душу в смерти криком и воем; ни одна из двух собак, стерегущих мост (Чинват), не поддержит ее в смерти криком и воем.
10. Кто нанесет стерегущей скот собаке ушиб, или отрежет ей ухо, или порежет ей ногу, а из-за этого вор или волк незаметно утащит из стада скотину, тот должен тогда вред искупить: искупить наказанием за умышленно совершенное ранение собаки.
11. Кто нанесет стерегущей дом собаке ушиб, или отрежет ей ухо, или порежет ей ногу, а из-за этого вор или волк незаметно утащит из дома добро, тот должен тогда вред искупить: искупить наказанием за умышленно совершенное ранение собаки.
12. О Создатель плотского мира, праведный! Какое наказание тому, кто нанесет собаке, стерегущей скот, смертельный удар, (от которого) испускают дух? - И сказал Ахура Мазда: Пусть ему нанесут восемь сотен ударов конской плетью, восемь сотен (ударов плетью) "делающей послушными".
13. О Создатель плотского мира, праведный! Какое наказание тому, кто нанесет собаке, стерегущей дом, смертельный удар, (от которого) испускают дух? - И сказал Ахура Мазда: Пусть ему нанесут семь сотен ударов конской плетью, семь сотен (ударов плетью) "делающей послушными".
14. О Создатель плотского мира, праведный! Какое наказание тому, кто нанесет охотничьей собаке смертельный удар, (от которого) испускают дух? - И сказал Ахура Мазда: Пусть ему нанесут шесть сотен ударов конской плетью, шесть сотен (ударов плетью) "делающей послушными".
15. О Создатель плотского мира, праведный! Какое наказание тому, кто нанесет молодой собаке смертельный удар, (от которого) испускают дух? - И сказал Ахура Мазда: Пусть ему нанесут пять сотен ударов конской плетью, пять сотен (ударов плетью) "делающей послушными".
16. Столько за ежа, столько за визу, столько за дикобраза, столько за острозубую ласку, столько за пушистую (?) лису, - за всех существ Святого Духа, относящихся к собакам, кроме водяной выдры.
17. 0 Создатель плотского мира, праведный! Где собаке, стерегущей скот, положенное место? - И сказал Ахура Мазда: В пределах расстояния йуджйасти от стада ходит она, выслеживая вора или волка.
18. О Создатель плотского мира, праведный! Где собаке, стерегущей дом, положенное место? - И сказал Ахура Мазда: В пределах расстояния хатра на пути к дому ходит она, выслеживая вора или волка.
19. О Создатель плотского мира, праведный! Где охотничьей собаке положено место? - И сказал Ахура Мазда: (С тем), кто ничего не требует из умений, нуждается в защите жизни.
20. О Создатель плотского мира, праведный! Обделяющий пищей стерегущую скот собаку столь согрешит такими делами? - И сказал Ахура Мазда: Настолько согрешит, как если бы он в этой плотской жизни обделил пищей хозяина знатного дома.
21. О Создатель плотского мира, праведный! Обделяющий пищей стерегущую дом собаку столь согрешит такими делами? - И сказал Ахура Мазда: Настолько согрешит, как если бы он в этой плотской жизни обделил пищей хозяина среднего дома.
22. О Создатель плотского мира, праведный! Обделяющий пищей охотничью собаку столь согрешит такими делами? - И сказал Ахура Мазда: Настолько согрешит, как если бы он в этой плотской жизни обделил пищей пришедшего к нему в дом столь праведного мужа, обладающего теми же качествами, что и священник.
23. О Создатель плотского мира, праведный! Обделяющий пищей молодую собаку столь согрешит такими делами? - И сказал Ахура Мазда: Настолько согрешит, как если бы он в этой плотской жизни обделил пищей юношу, посвященного в правила веры, который трудясь исполняет службу.
24. О Создатель плотского мира, праведный! Обделяющему пищей стерегущую скот собаку какое наказание? - И сказал Ахура Мазда: Он подлежит телесному наказанию: пусть ему нанесут две сотни ударов конской плетью, две сотни (ударов плетью) "делающей послушными".
25. О Создатель плотского мира, праведный! Обделяющему пищей стерегущую дом собаку какое наказание? - И сказал Ахура Мазда: Пусть ему нанесут девяносто ударов конской плетью, девяносто (ударов плетью) "делающей послушными".
26. О Создатель плотского мира, праведный! Обделяющему пищей охотничью собаку какое наказание? - И сказал Ахура Мазда: Пусть ему нанесут семьдесят ударов конской плетью, семьдесят (ударов плетью) "делающей послушными".
27. О Создатель плотского мира, праведный! Обделяющему пищей молодую собаку какое наказание? - сказал Ахура Мазда: Пусть ему нанесут пятьдесят ударов конской плетью, пятьдесят (ударов плетью) "делающей послушными".
28. Так в этой плотской жизни, о Спитама Заратуштра, из созданий Святого Духа быстрее всего стареют те собаки, которых оставляют без еды возле едящих, видящие, но не получающие; принеси им молока и жира с мясом - положенную собаке пищу.
29. О Создатель плотского мира, праведный! Если в маздаяснийском доме собака безголосая окажется бешеной, что тогда делать маздаяснийцам?
30. И сказал Ахура Мазда: Пусть наденут ей на шею, завязав затем морду, специально вырезанный кусок дерева: твердого, размером в ашти, мягкого - вдвое больше.
31. И так пусть прикрепят, если же не закрепят ей (морду), и нелающая собака, бешеная, поранит скот или человека, пусть понесет наказание за нанесенное ранение как за умышленное.
32. Если в первый раз нападет на скот, в первый раз поранит человека, - пусть ей отрежут правое ухо; второй раз нападет на скот, второй раз поранит человека, - пусть ей отрежут левое ухо.
33. Если в третий раз нападет скот, в третий раз поранит человека, - пусть ей отрежут от правой ноги; четвертый раз нападет на скот, четвертый раз поранит человека, - пусть ей отрежут от левой ноги.
34. В пятый раз нападет на скот, в пятый раз поранит человека, пусть ей отрежут хвост. И так пусть прикрепят, если же не закрепят ей (морду), и нелающая собака, бешеная, поранит скот или человека, пусть понесет наказание за нанесенное ранение как за умышленное.
35. О Создатель плотского мира, праведный! Если в маздаяснийском доме собака, потерявшая нюх, окажется бешеной, что тогда делать маздаяснийцам? - И сказал Ахура Мазда: Пусть выискивают средство ее вылечить как для посвященного праведника.
36. О Создатель плотского мира, праведный! Если искомое не найдется, что тогда делать маздаяснийцам?
37. И сказал Ахура Мазда: Пусть наденут ей на шею, завязав затем морду, специально вырезанный кусок дерева: твердого размером в ашти, мягкого - вдвое больше. И так пусть прикрепят, если же не закрепят ей (морду), то потерявшая нюх собака упадет в яму, или в колодец, или в расщелину, или в протоку, или в судоходные воды и от этого пострадает.
38. И если она пострадает от этого, виновные подлежат телесному наказанию.
39. Собаку создал, о Заратуштра, Я Ахура Мазда, Одетую в свою одежду, обутую в свою обувь, Бодрствующую, острозубую, Получающую долю мужа для охраны мира. Так я, Ахура Мазда, собаку предназначил быть отражем от племени туранского, покуда стоит твердыня Истины, покуда стоит мир.
40. И в том доме, где, о Спитама Заратуштра, будет бодра она голосом, не утащит незаметно ничего из хозяйства вор или волк; убиты будут ею волки, отброшены волки, брызжущие слюной.
41. О Создатель плотского мира, праведный! Какой же из двух волков более достоин убиения, о праведный Ахура Мазда, когда собака породит волка или когда волк собаку? - И сказал Ахура Мазда: Такой из двух волков более достоин убиения, о праведный Заратуштра, когда собака породит волка, чем когда волк собаку.
42. Те две собаки: - (от них) - стерегущих скот, стерегущих дом, охотничьих, обученных, - происходит смертельные для живых существ, те, что становятся опаснее, злее, убивающими больше живых существ, чем другие собаки.
43. Те два волка: - (от них) происходят смертельные для живых существ, те, что становятся опаснее, злее, убивающими больше живых существ, чем другие волки.
44. Собака одна, а сравнима с восьмью (существами): у нее характер священника; у нее характер воина; у нее характер скотовода; у нее характер раба; у нее характер зверя; у нее характер потаскухи; у нее характер ребенка.
45. Пищу ест как священник, неприхотлива как священник, незлобива как священник, довольна как священник, довольна и малой долей как священник. В этом она как священник. Держится впереди как воин, сражается за скот благодатный как воин, она - позади и перед домом как воин. В этом она как воин.
46. Бдительная, спящая чутко как скотовод, она - перед и позади дома, позади и перед домом как скотовод. В этом она как скотовод. Угодливая как раб, коварная как раб,...(?). В этом она как раб.
47. Ждущая темноты как вор, промышляющая ночью как вор, вслепую хватающая пищу как вор, ненадежная как вор. В этом она как вор. Ждущая темноты как зверь, промышляющая ночью как зверь, вслепую хватающая пищу как зверь. В этом она как зверь.
48. Угодливая как потаскуха, коварная как потаскуха, гадящая на дороге как потаскуха... (?). В этом она как потаскуха. Сонливая как ребенок, слюнявая как ребенок, высовывающая язык как ребенок, забегающая вперед как ребенок. В этом она как ребенок.
49. Когда двое подходят к моим домам, не должно препятствовать им собаке, стерегущей скот и стерегущей дом. Не стояли бы прочно мои дома на земле, созданной Ахурой, если бы не было собаки, стерегущей скот и стерегущей дом.
50. О Создатель плотского мира, праведный! Когда умирает собака, ничего уже не выслуживающая, и семя которой иссякло, куда отходит ее дух?
51. И сказал Ахура Мазда: Он приходит к источникам вод, о Заратуштра, в которых сотворяются две водяные выдры: из тысячи сук собак и тысячи кобелей собак - пара выдр, - сука и кобель. Убивший выдру вызывает засуху безпастбищную.
52. Тогда это жилое место покинет, о Спитама Заратуштра, счастье и изобилие, здоровье и целительность, процветание, приумножение, произрастание, когда рост хлебов и пастбищ?
54. И сказал Ахура Мазда: Не вернется тогда, о Спитама Заратуштра, ни счастье и изобилие, ни здоровье и целительность, ни процветание, приумножение, произрастание, ни рост хлебов и пастбищ.
55. До тех пор, пока не будет убит ударом убивший здесь выдру, пока посвященной душе этой выдры не принесется жертва, в течение трех дней и трех ночей не возожжется огонь, не будет простерт барсман, поднесена хаома.
56. После этого вернутся счастье и изобилие, здоровье и целительность, процветание, приумножение, произрастание, рост хлебов и пастбищ. Зороастризм сохраняется в Иране и после арабского завоевания, о чем свидетельствует пехлевийская литература. В Х в., в результате подавления нескольких антимусульманских мятежей, большая часть зороастрийцев покидает Иран и переселяется на север Индии (Бомбей), где они до сих пор образуют замкнутую и богатую общину парсов.

В. Ю. Крюкова

0

16

Иудаизм

Во всех трех мировых религиях собакам, как говорится, не повезло. В Ветхом Завете из тридцати упоминаний собаки, лишь в двух случаях оно не имеет негативного смысла. Вероятно, ненависть древних иудеев к своим неприятелям-египтянам и римлянам, разводившим и почитавшим собак и применявшим их в бою, была перенесена и на животных. Отчасти пренебрежительное отношение к собакам унаследовало и христианство. Впрочем, в Византии известна даже икона с изображением св. Христофора с головой пса (по легенде он попросил у Бога песью голову, чтобы не смущать своей красотой девушек во время проповеди). Тут уместно обратить внимание читателя на то, что символизирует собака в еврейской мистической традиции. Не менее интересно в нашем случае то символическое значение, которое придается собаке в еврейской мистике. Собака в Каббале символизирует сфиру Гвура - "суровость", и рассматривается как символ неотвратимости возмездия, как символ суровости приговора

0

17

древние илюстрации http://dog-info.narod.ru/ps_febus.htm

0

18

http://keep4u.ru/imgs/s/071110/639c1a7c1016a7c5f9.jpghttp://keep4u.ru/imgs/s/071110/97d9650ca70f7b70c0.jpghttp://keep4u.ru/imgs/s/071110/f6ab095647e6283b63.jpghttp://keep4u.ru/imgs/s/071110/204729fa4a2486fdbf.jpg

http://keep4u.ru/imgs/s/071110/18129a8db504e47221.jpghttp://keep4u.ru/imgs/s/071110/61d32dd631cecfbf00.jpghttp://keep4u.ru/imgs/s/071110/4be274acfe173b4977.jpghttp://keep4u.ru/imgs/s/071110/ce473b9905f0302617.jpg

http://keep4u.ru/imgs/s/071110/52ba5d306f75528ec1.jpghttp://keep4u.ru/imgs/s/071110/ad53e5bf4054b8bbea.jpghttp://keep4u.ru/imgs/s/071110/c8b4e405e5f4d75fb2.jpghttp://keep4u.ru/imgs/s/071110/3d4a2bcc694308759e.jpg

http://keep4u.ru/imgs/s/071110/4edfb2085b65c135c8.jpg http://keep4u.ru/imgs/s/071110/fbc77838ce9e17113d.jpghttp://keep4u.ru/imgs/s/071110/cb2e5bb481b5267e32.jpghttp://keep4u.ru/imgs/s/071110/87546094c1c48c14e9.jpg

http://keep4u.ru/imgs/s/071110/a2953a80cbd4c92182.jpghttp://keep4u.ru/imgs/s/071110/badaa826aed69281d4.jpg

0

19

http://keep4u.ru/imgs/b/071110/83d4d51a9d23f4def9.jpg
http://keep4u.ru/imgs/b/071110/15b9f243bc8e15e79c.jpg
http://keep4u.ru/imgs/b/071110/706e847a7c3742ea30.jpg

0

20

http://keep4u.ru/imgs/b/071110/a17c3941360fc85280.jpg
http://keep4u.ru/imgs/b/071110/16a835674adb9306ea.jpg
http://keep4u.ru/imgs/b/071110/4ae0808633676e15cf.jpg

0

21

http://keep4u.ru/imgs/b/071110/9c6ec364f1741dcb34.jpg
http://keep4u.ru/imgs/b/071110/853b0b431df85b384d.jpg

0

22

http://i005.radikal.ru/0711/fc/7a724caf3ef2.jpg

http://i040.radikal.ru/0711/e2/aacc37b3e98d.jpg

http://i011.radikal.ru/0711/74/36f4e0784ed0.jpg

http://i048.radikal.ru/0711/be/879cffa50c92.jpg

http://i023.radikal.ru/0711/5c/da3726984a41.jpg

http://i043.radikal.ru/0711/92/e5a5345622e2.jpg

http://i039.radikal.ru/0711/45/0b0715768d8d.jpg

http://i005.radikal.ru/0711/1b/fb158a264412.jpg

0


Вы здесь » Русский Черный Терьер-KGB dog, it is very serios! » Стихи, Искусство, Поделки » Собачья история древности